Декабрь 21

О контейнировании

Было бы здорово, если бы удавалось все время чувствовать себя хорошо и переживать только позитивные эмоции. Но в жизни случаются самые разные вещи. Что-то расстраивает, иногда мы чувствуем себя так, будто нас полили грязью, случается и переживать провал…

Иногда люди приходят к психотерапевту и надеются, что это взаимодействие избавит их от неудач и неправильных людей поблизости… И кстати, терапевты нередко поддерживают эти ожидания в своих публикациях, особенно популярных.

И в чем-то это даже так и есть, но лишь до некоторой степени. Потому что никто не даст гарантии, что ваше дело всегда будет успешным и не будет подвержено колебаниям рыночной конъюнктуры или что ваш партнер всегда будет вставать по утрам «с той ноги».

В общем, неприятные события в жизни, увы, случаются, и дело не в том, чтобы перестать испытывать негативные эмоции или иметь неприятные переживания. С моей точки зрения, скорее важно уметь быть с этими чувствами и переживаниями таким образом, чтобы они не разрушали нас и нашу жизнь. Чтобы плохое настроение не выливалось на голову близким, чтобы гнев не приводил к гипертоническому кризу, чтобы неприятные переживания не рушили график на несколько дней вперед.

Проблема заключается в том, что мало у кого есть умение быть с негативными эмоциями — и не разрушаться от этого. Оно и не может сформироваться у ребенка, на которого, например, орут, когда он начинает плакать, или если все вокруг все время развлекают и отвлекают его вместо того, чтобы принять его чувства. Вот и вырастает человек с жесткой связкой: «мне плохо — значит, я плохой».

Мне плохо — значит, я не буду общаться с друзьями и «портить им настроение», хотя именно это общение могло бы дать ресурс. Мне плохо — значит, я не буду заниматься творчеством, хотя именно оно могло бы дать выход негативным эмоциям. Мне плохо — значит, я буду сидеть в углу и ждать, пока это не пройдет.

А почему, собственно?

К счастью, сейчас, когда мы можем читать статьи в интернете, мы уже не настолько эмоционально зависимы от своих родителей, как это было тогда, когда мы пешком под стол ходили. Так что никто не будет бросаться к нам с погремушками или орать на нас, если мы не в духе.

Если внимательно посмотреть на себя и по сторонам, может выясниться, что наша функциональность никуда не делась, даже если мы испытываем печаль, гнев или даже безысходность. Может выясниться, что мы можем делать что-то, в то же время пребывая в контакте со своими чувствами.

И это часто бывает очень большой опорой.

Можно, к примеру, сказать себе: «Да, я чувствую сейчас отчаяние, а занимаюсь я тем, что еду в гости к подруге». И получить таким образом целительный опыт того, что негативные чувства можно прожить, не разрушаясь. Не меняя своих планов, продолжая продвигаться в нужном направлении, не теряя много из-за того, что произошло что-то неприятное — иногда даже очень и очень неприятное. Во всяком случае, не теряя больше того, что уносит с собой эта конкретная неприятность.

И вот это часто становится очень целительным опытом.

В психотерапии такое обхождение со своими чувствами и переживаниями принято называть «контейнированием». Как если бы у нас был некоторый резервуар чувств, и ничего из него бы не выплескивалось в окружающее пространство непредсказуемым образом.

Можно сказать, что умение контейнировать и проживать свои чувства как раз и является признаком эмоциональной зрелости и целостности, к чему многие стремятся в психотерапии.

Да, навык контейнирования, как и многие другие навыки, ставится не мгновенно, так что не стоит ругать себя, если что-то не получилось или не удалось сконтейнироваться в каких-то не самых спокойных и приспособленных к этому условиях. Ничего страшного, постепенно он выработается и будет срабатывать даже в очень эмоционально нагруженных ситуациях — для этого нужна только тренировка.

Декабрь 19

МОЙ ГОЛОС ТИХ, Я ОТЫСКАЛ СЛОВА: ОТЗЫВ НА НАРРАТИВНЫЙ ПЕРФОРМАНС

«мой голос тих, я отыскал слова» (с) С. Калугин

Сегодня я решил попробовать ­нарративный перформанс, — технику, когда ты выговариваешь, а за тобой записывает человек. Внешне все выглядит просто. И зачем, казалось бы, человек, когда есть диктофон, и можно не ждать того, второго, который записывает за тобой? Так вот, я пробовал на диктофон.

Нарочно — до перформанса, примерно за неделю до него. Это не то, это «две большие разницы». Да, в бездну можно погрузиться, как нефиг делать и там, и там. Но после диктофона я вылезал, как будто из мазутного болота. Сегодня я вышел чистый, как из ванной, и чувствовал, как по мне текут живые токи.

Отдельный ритуал — выбор тетрадки. Люда предлагает одну из пяти на выбор, и я беру ту, что поспокойнее, в сепиевых тонах. Я посмотрю на нее более внимательно уже потом. Мы устраиваемся, Люда ставит перед собой часы, чтобы следить за временем, и берет ручку. Я нарочно смотрю в стену перед собой, вижу Люду только боковым зрением, чтобы понимать, когда можно диктовать следующую фразу.

Я почти не удивился, когда пришел мой Безымянный-Тысячеименник, тот, глубоководная рыба, Живущий-в-Последний-Раз. И стал говорить вслух, как тогда, когда мне было 15, и я вел свой первый действительно личный дневник. Я заканчивал девятый класс, и мне перманентно виделось, что завтра меня не будет совсем, а я упрямо продираюсь сквозь колючие времена.

Я говорил, как будто читал сутру, слова складывались сами, выходили из холодного каменного колодца, складывались в облачка пара, и запечатлевались на бумаге. Я ушел в процесс, я отдался ему. Боли не было, я просто плыл по водам реки памяти и говорил. Вскоре я заметил, что я держу определенный ритм дыхания, и это оказалось очень важным, чтобы не сбиться с пути повествования, и я понял — я держу ритм, потому что за мной записывают. Потому что записываю не я, и это очень помогает сосредоточиться на говорении и дыхании. Не на словах, ведь я продумывал наперед не больше одной полу-фразы за раз, пока Люда записывала то, что я продиктовал.

И вдруг я увидел себя, и текст, и то, почему я это говорю. Я слышал, как шумит Лес, и как далеко-далеко поет хомус, и я снова принял привычную форму. Я снова большой и мохнатый лесной бог, я могу пить звезды и мягко ступать по поверхности воды. И я иду.

Пока шел, видел свою жизнь как фильм. Я не жалел и не был там больше, но я очень сопереживал человеку, про которого там показывали.

После моей самой долгой паузы Люда сказала: «Пора заканчивать».

«А я закончил», — отозвался я, и сам удивился тому, что сказал. И тому, кто я, и где оказался.

Потом я не сразу смог перечитать этот текст, мне оказалось больно его перечитывать. Этот текст уровня того существа, коим я потенциально являюсь, но еще расту до него. Я думаю, что смог взглянуть на себя. Думаю повторить, когда пойму, что пропел эту песню.

Люде огромное спасибо. Не так-то просто найти себе умелого Проводника, когда ты сам — Проводник.

Алхимик (https://vk.com/wall319009295_262)

Декабрь 19

Еще один перформанс

Ну что ж, сегодня у меня был еще один перформанс, и я хочу немного рассказать о том, как это для меня было. Я отслеживала себя на разных уровнях.

Вот я сижу и вожу ручкой по бумаге, проговаривая про себя слова.

Вот на следующем уровне мне хочется рассказать какую-то свою историю, позвать сюда еще людей, отвлечься, вообще все немедленно прекратить.

Дальше идет очередной слой психзащит. Я думаю о том, что у меня не самый лучший почерк, да еще я могу делать ошибки и помарки. Думаю, что это была самая дурацкая идея на свете — замутить такой перформанс, потому что чем он, в сущности, отличается от тех многих и многих конспектов лекций, которые я писала на первом и втором высшем при совершенно другом раскладе? В общем, я обесцениваю. А еще я рационализирую, а еще иногда ситуация кажется мне комичной, и мне хочется ржать. Короче говоря, ничего интересного.

На следующем уровне я чувствую себя обнаженным, и другой тоже обнажен передо мной. Хм, однако. Ну, теперь понятно, отчего было столько психзащит. Далекие звуки варгана окутывают нас бархатным трансом.

Дальше я вижу, как мы идем сквозь пространство, где я обычно хожу под нулевым арканом. Дураку все можно, мне триста лет, и я здесь уже известный дурак. К тому же, у меня есть определенное посвящение, благодаря которому мне просто можно.

А вот я удерживаю кончиками пальцев какую-то дверь. Я не знаю, куда и откуда она ведет, да мне и не надо знать. Слегка сквозит. Дверь легкая, как лист бумаги, и черная, как и пространство по обе стороны.

Я веду ручкой по бумаге, и это воспринимается как большой духовный труд. Буквы будто выжигаются на ней, и по обе стороны от крохотного шарика — две вечности, разделенные лишь моментом «здесь и сейчас». Вдох-выдох-пауза-снова вдох…

Я вижу комнаты и кухни, дороги, встречи, расставания. И вот, в какой-то момент я вижу себя.

Мне 15, и мама говорит мне… Впрочем, какая разница, что мне говорит мама, я просто вижу, как наяву, как когда-то давно меня формовали под «взрослую жизнь», отрезая от меня кусок за куском, а во мне было столько доверия, что я послушно протягивала новые и новые свои открытия и находки — для того только, чтобы в следующую секунду они скрылись от меня за беспощадным холодным занавесом.

Ну, с кем не бывает? Вот и со мной было.

Только я иначе поступаю, когда кто-то открывает мне свое сокровенное.

Я просто удерживаю кончиками пальцев бумажную черную дверь, пока проход через нее не продышится и не проговорится, не будет выведен темно-синими чернилами по клетчатому листу.

И вот, сказано последнее предложение. Поставлена последняя точка. Мы уже снова здесь, под тусклой лампой нашей артхаусной кухни.

«Добро пожаловать домой!»

 

Декабрь 17

Нарративный перформанс: скрытые смыслы

Итак, я получила первый отзыв о нарративном перформансе «Обретая голос». И он навел меня на определенные мысли о том, что надо бы больше рассказывать об этом действе, что оно собой представляет, чего можно ожидать и в какую сторону имеет смысл посмотреть.

Во-первых, мне стало понятно, что у меня не проработана терминология. Например, как называются роли в перформансе? Мелалика использует названия «ведущий» и «участник», но с моей точки зрения, это не вполне корректно.

Поскольку перформанс является результатом творческого взаимодействия двух людей, сложно сказать, кто из них ведущий (о специфическом распределении власти в перформансе я еще расскажу отдельно, эта тема заслуживает отдельного внимания, с моей точки зрения). Скорее я бы именовала роли в перформансе как «художник» и «рассказчик».

Во-вторых, мое внимание привлек утилитарный подход к перформансу. Я вообще согласна, что искусство должно служить людям, и мне кажется, это хорошо, когда можно поговорить и поспорить об утилитарной функции искусства. С помощью этого перформанса действительно можно решить очень много насущных задач: выговориться, решить или хотя бы очертить какую-то проблему или круг проблем, подготовить речь или даже написать текст на сайт.

Я уже писала о том, что данный перформанс является результатом сотворчества художника и рассказчика, и я склонна рассматривать содержание, которое рассказчик решил разместить и развернуть в пространстве перформанса, как часть художественного замысла. Но вот когда я прочитала отзыв, для меня из него следовало, что есть какое-то имплицитное подразумевание, будто перформанс предназначен для решения проблем. И у меня возник вопрос, а так ли уж свободен был рассказчик в своем творческом самовыражении? Был ли он в достаточной мере информирован о том, что возможно реализовать в пространстве перформанса, видел ли он пространство собственного выбора?

В-третьих, я сейчас много думаю о том, как в ценностном плане для меня соотносится сам процесс перформанса и тот материальный объект, который создается в этом процессе творческого взаимодействия рассказчика и художника, — записанный от руки текст. И думается мне, что акценты здесь тоже могут быть расставлены по-разному в зависимости от авторской позиции того, кто высказывает свое мнение. И снова у меня здесь возникает вопрос, насколько сильно на эту авторскую позицию влияют общественные стереотипы, отдающие приоритет материальному объекту перед нематериальным взаимодействием, мыслями, чувствами, ощущениями переживаниями в процессе и т. д.

И я также понимаю, что для кого-то текст может быть важнее часа внимательного и вдумчивого проживания всего того, что остается между строк (и если в обычной жизни мы можем быстро проскочить по тексту, то записываю я, например, не очень-то быстро, так что процесс записывания сопряжен с паузами, в которых могут размещаться самые разные вещи: от скуки до неистового полета фантазии и воображения, эмоции от страха чистого листа до гнева на художника.

Ну и в-четвертых, я много думаю о границах перформанса: где он начинается, а где заканчивается. Мне кажется, что вот этот час насыщенного взаимодействия в процессе создания текста на материальном носителе, — это некоторая кульминация перформанса, а начинается он гораздо раньше, еще до того, как рассказчик и художник договорились встретиться. И рассказчик, и художник как-то готовятся к тому действу, которое будет происходить, и мне интересно, что происходит в этом процессе. И потом, когда перформанс уже произошел, и у рассказчика, и у художника есть какой-то свой постпроцесс обдумывания и осмысления случившегося. И для меня это тоже важный процесс и наверное, важная часть перформанса.

Вот такой у меня рождается отклик-на-отклик, и это для меня тоже важная часть перформанса: во взаимодействии мне открывается что-то новое о том, что я делаю как художник, а я, в свою очередь, открываю это вам, создавая и публикуя этот текст.

Декабрь 17

Отзыв о нарративном перформансе от Мелалики Невинной

Протестировала новую услугу от Люды Орел (ЖЖ coachblog): нарративный перформанс «Обретая голос». Что собой представляет перформанс, можно узнать здесь: http://deathconsulting.ru/?page_id=43. Суть процесса, по словам автора, заключается в следующем: «…нарративный перформанс — это способ начать говорить. Продолжить говорить. Обрести собственный голос. Почувствовать важность и ценность своих слов и переживаний, мыслей и чувств».

Признаться, формат поначалу показался мне странным. Я привыкла, что если ты говоришь о том, что тебя беспокоит, тебя слушают и как-то реагируют — дают советы, просят продолжать, задают наводящие вопросы… В рамках перформанса такого нет. Ведущий просто записывает за участником его речь. В чем же тогда польза процесса, спросите вы? С моей точки зрения в том, что по итогу участник получает полное описание своей проблемы, где кроются и ее формулировка, и оценка участником происходящего, и его мысли/чувства по поводу проблемы. Все это задокументировано, и с этим дальше можно работать любым удобным для участника способом. Запись можно использовать как сравнительный материал для анализа (насколько далеко в итоге продвинулась работа). Кроме того, то, что за тобой записывают, вынуждает тебя говорить медленнее, выбирать более точные и четкие фразы, ловить суть того, о чем говоришь, и озвучивать ее.

Ценность этого перформанса для меня, скорее, отложенная, чем мгновенная (я имею на руках документ, дальше на основании документа я выбираю методы работы). Впрочем, у кого-то может быть иначе — какие-то ответы и полезные идеи могут прийти уже в процессе говорения. Хотя, как показала практика, у меня это работает, когда я говорю быстро, много и эмоционально, а не взвешивая каждое слово.

Оригинал: http://wer-woelfin.livejournal.com/698403.html

Декабрь 14

Двойная задача психотерапии

«Я думаю, что у психотерапии сегодня двойная задача: она должна возвращать чувствительность телу и давать инструменты для поддержки горизонтальных отношений, чтобы люди могли чувствовать себя узнанными во взглядах равных других».

Маргерита Спаниоло Лобб,
«Сейчас-ради-потом в психотерапии»
с.31

Декабрь 11

Быть здоровым

441198«Если прежде быть здоровым подразумевало нахождение оснований побеждать, выделяться в жизненной борьбе, то сегодня это означает теплоту близких отношений и эмоциональную и телесную реакцию на другого».

Маргерита Спаниоло Лобб,
«Сейчас-ради-потом в психотерапии»
с.31

Декабрь 10

Измениться раз и навсегда

Это популярная идея.

И вот, люди начинают искать способ измениться. Раз и навсегда.

Не быть больше прежними, увидеть новый сияющий мир, «наконец-то понять что-то важное», избавиться от проблем, и так далее, и тому подобное.

Находится один способ, другой, третий…

И каждый раз кажется, что это уже оно, то самое Изменение, которого так долго ждал человек.

А потом оказывается, что нет. Что что-то главное до сих пор по-прежнему, и надо искать новый и новый способ, потому что все прежние способы не подошли.

И так может продолжаться очень долго.

И я не говорю, что это неправильно.

Просто однажды человек вдруг может осознать, что бьется головой все об одну и ту же стенку, и что это не приносит желаемого результата.

И этой стенкой могут быть в том числе методы чудесного прозрения, исцеления, (нужное вписать).

И тогда он сможет изменить в себе одну-единственную маленькую вещь.

Просто перестать пытаться измениться раз и навсегда.

Перестать биться головой об одну конкретную стенку.

А потом сделать еще одно маленькое изменение, еще и еще.

И… что дальше?

А ничего. Жизнь.